Удаленный мониторинг пациента: я знаю, что вы знаете, что я знаю

Известно, что результативность большинства курсов лечения в существенной мере зависит от того, насколько точно пациент следовал предписанному режиму и насколько быстро и точно врач корректировал курс в случае возникновения изменений по ходу лечения — в режиме, реакции организма и т. д.

Допустим, пациент проходит курс лечения, частью которого является предупреждение скачков артериального давления или системное его снижение. Было бы просто замечательно, если бы у врача появилась возможность в реальном времени видеть, что пациент принимает препараты (и не только от давления) вовремя и не натощак, совершает предписанные часовые прогулки и ходит по эскалатору вверх, не подвергается жесткому стрессу, не балуется алкоголем сверх приемлемого, спит как положено. А еще бы вести непрерывное наблюдение реакции организма на действия пациента по ходу лечебного курса.

К счастью, технологии, позволяющие реализовать это решение на практике, уже существуют. Называется это «системы дистанционного мониторинга состояния организма в реальном времени, с контекстным распознаванием». Длинно, но по существу. Система, в первую очередь, соединяет врача и пациента. Она включает специальное программное обеспечение, сенсоры, центр обработки данных клиники, смартфон пациента и услугу оператора связи. Эта технология, вероятно, самая продвинутая часть телемедицины — еще одного нового слова, которое все чаще попадает в эфир в связи с обсуждением законопроекта о ней. В широком смысле речь идет о дистанционном взаимодействии врача и пациента.

«Система, в первую очередь, соединяет врача и пациента. Она включает специальное программное обеспечение, сенсоры, центр обработки данных клиники, смартфон пациента и услугу оператора связи».

Но если передача ЭКГ по электронной почте или диалог с пациентом по скайпу лишь упрощают жизнь и делают услугу доступнее, то системы дистанционного мониторинга состояния организма в реальном времени с контекстным распознаванием открывают качественно новые возможности для диагностики, профилактики и лечения. А также для экономики этого процесса. Об этом мы и поговорим.

В разрозненном виде отдельные элементы такой системы существуют давно: непрерывный мониторинг с помощью навешенного на пациента кардиографа, наблюдение в реальном времени за лежачим больным в стационаре, мониторинг космонавтов в полете. Но вот как соединить такие решения и сделать доступными для каждого обычного человека, обеспечив при этом одновременно и удешевление, и лучшую результативность курса, и удобство для врача и пациента?

Одним из первых таких применений в медицине, вероятно, стала iBCStar — MyStar Connect — система удаленного мониторинга диабетиков от Sanofi. Как и во многих подобных случаях, идея была придумана медиками совместно со специалистами, владеющими компетенцией системной интеграции. Sanofi, например, сделал это с привлечением IT-компании Meteda и математиков.
Заговорили же об этом, когда появилась инфраструктура для массовой реализации — сравнительно стабильная повсеместная передача данных (LTE и Wi-Fi) и универсальное устройство с «мозгами», которое не пришлось бы покупать специально на время или для целей лечения — смартфон и домашний компьютер (кто-то потратился бы и купил, конечно, но не все!).

Область развития этой и подобных технологий на ближайшие годы — контекстное распознавание. Фильтровать и доставлять данные в реальном времени мы сегодня умеем вполне адекватно поставленным задачам. Сложнее распознать контекст, чтобы понять, скачок давления или уровня сахара вызван пересахаренным двойным эспрессо, шокирующей новостью или пробежкой за троллейбусом. Развитие технологий в «железе» — сенсорах — и в софте на основе алгоритмики идет в мире уверенными темпами. Через 3-5 лет мы ожидаем большое число презентаций и объявлений о проектах между разработчиками и медиками.

Лечение больных с высоким артериальным давлением и диабетом мы использовали для примера. В каких еще ситуациях актуальны упомянутые технологии? В первую очередь мы видим перспективу для лечения и поддержания качества жизни хронических больных в ситуации неподтвержденного трудного диагноза, для «забывающих» пациентов, для детей. Мы полагаем, что распространение системы дистанционного мониторинга состояния организма в реальном времени с контекстным распознаванием станет одним из ключевых факторов успеха в реализации персонализированного подхода в оздоровлении и медицине, во внедрении новых препаратов и методов лечения. Почему?

Во-первых, потому что человек создал себе сильно многофакторную, комплексную среду обитания.

Во-вторых, в подавляющем большинстве случаев коррекция состояния организма или лечение становятся выбором пациента между образом жизни, доступностью лечения, бюджетом, ожидаемым результатом и, возможно, чем-то еще. Соответственно, диагностика, коррекция состояния организма и лечение требуют от врача учитывать как многофакторность, так и выбор пациента. И технологии мониторинга в реальном времени с контекстным распознаванием как раз об этом.

В-третьих, эти технологии позволяют существенно конкретизировать и ускорить достижение результата клинических исследований новых препаратов, особенно системного действия, поскольку обеспечат точный и многофакторный — насколько возможно — анализ, а также минимизацию ошибочных интерпретаций.

В-четвертых, все эти изменения выгодны большинству участников рынка. Для фармкомпаний, строящих стратегию на разработке новых способов оздоровления и лечения, — это способ сократить будущие издержки и увеличить продажи (заметьте, в том числе это область возможности для малых компаний вырасти среди нынешних гигантов). Для клиник и врачей — способ улучшить качество своих услуг и репутацию, лучше защитив себя от необоснованных претензий пациентов и случайных факторов в статистике. Для страховых компаний — сократить число страховых случаев за счет усиления ответственности пациента и дифференциации страховых случаев. И это весомая причина для страховых компаний начать инвестировать во внедрение подобных систем. Для ГТ-компаний и производителей техники это как новый рынок массовых продуктов, так и область развития высоких компетенций.

Наконец, для пациента технологии мониторинга в реальном времени с контекстным распознаванием — это и более высокая уверенность в улучшении своего состояния, в позитивном прогнозе лечения, и облегчение соблюдения предписанного режима. Одно дело — пересчитывать таблетки и волноваться по поводу того, что «кажется, сегодня со мной что-то не то», и другое дело, когда на экране смартфона в удобном и красивом интерфейсе пациент видит ситуацию как есть (или, скорее, так, как это считает правильным врач), видит напоминания и рекомендации по корректировке своих действий, может просигналить через мессенджер врачу «ой, что-то сегодня не так».

Распространение системы дистанционного мониторинга состояния организма в реальном времени с контекстным распознаванием станет одним из ключевых факторов успеха в реализации персонализированного подхода в оздоровлении и медицине, во внедрении новых препаратов и методов лечения.

Получается, что при массовом внедрении такие технологии лечения и профилактики изменяют организацию отрасли, меняют бизнес-модель в медицине. IT-компания из поставщика софта и «железа» превращается в системного интегратора, собирающего систему и затем управляющего ею. Разработчик решения (в нашем примере Sanofi) или сетевая клиника, специализированная или «обычная», становится владельцем информации, которая представляет ценность для других разработчиков, клиник и врачей, фармкомпаний, страховщиков и т. д. Похоже, это уже повод для выделения отдельного направления в бизнесе клиники, ориентированного на В2В — других участников рынка.

Рынок удаленного мониторинга здоровья

Что говорят цифры? Готовых цифр, подтверждающих экономику распространения этих технологий, пока еще нет — отдельные внедрения только начались. Но есть прогнозные оценки. Например, Goldman Sachs (глобальный инвестиционный банк, владеющий мощной аналитической службой) в 2015 г. оценил выручку всех упомянутых организаций США от реализации решений на основе технологии удаленного мониторинга в $15 млрд в год (плюс $12 млрд от обычной телемедицины), а снижение расходов существующей системы здравоохранения минимум на гоо с лишним млрд долларов (плюс $100 млрд от обычной телемедицины).

Сравните эти оценки с величиной затрат на лечение: в США это почти $3,5 трлн в год, из которых более $1,1 трлн — затраты, связанные с лечением и поддержанием качества жизни хронических больных. Удаленный мониторинг дает пока умеренные возможности для дополнительного заработка, но при этом заметное — почти на 20% — сокращение стоимости медицины (200 млрд от 1,1 трлн).
Как мы оцениваем практическую перспективу внедрения этих технологий? В США, где рождается 80-90% всех распространенных в мире бизнес-инноваций, внедрение технологий удаленного мониторинга с контекстным распознаванием уже становится реальностью. Что можно ожидать в России?

Перспективы внедрения в России

Мы считаем, что ключевой фактор успеха внедрения чего-либо — это финансовая и организационная возможность реализации без привлечения государства. Системы дистанционного мониторинга — технологии некапиталоемкие, дополнительных рисков для пациентов не создают. Успех, например, частных франчайзинго-вых сетей лабораторий медицинских анализов и клиник семейной медицины — это прекрасный пример внедрения новой бизнес-модели в медицине и серьезный аргумент «за» успех телемедицины. Мы будем рассчитывать на отсутствие запретительных законов, которые урежут возможности клиник в области телемедицины, и «рекомендаций» в отношении конкуренции и свободного обмена информацией среди разных разработчиков и клиник, которая столь необходима для развития этих технологий.

Но пока вот «объективная реальность». У нас есть отказ государства от развития страхового рынка (сейчас страховые компании являются дочерними структурами дочерних структур одних и тех же окологосударственных акционеров) и такие «мелочи», как законодательные ограничения на хранение информации о российских гражданах внутри РФ, а это одно из серьезных ограничений. Информация о состоянии здоровья — одна из самых защищаемых категорий персональных данных, поэтому решиться на использование новых систем, которые ими оперируют, сложно из-за финансовых и юридических рисков.

Но даже на их фоне обновление нашей медицины в интересах врачей и пациентов вполне реалистично.

Автор - Демид Голиков, Руководитель направления «Стратегическое планирование», консультант ГК "Институт Тренинга - АРБ Про"

background.jpg
Каждая идея, каждая бизнес-модель имеет свой жизненный цикл. В какой-то момент все начинают делать одно и то же, и владельцы компании понимают, что конкуренция стала очень плотной, рентабельность как-то начинает беспокоить.. Этот момент, как только мысль пришла, - означает, что компания готова начать стратегическое планирование. Уже заработаны ресурсы, еще сильны позиции, но уже можно начинать развивать новую идею, делать что-то другое, чтобы занять, первым прийти на более свободное и более выгодное место на рынке. Хорошо бы начать пересмотр стратегии в тот момент, когда текущая бизнес-модель только-только начала устаревать.
Зоя Стрелкова
strelkova.png
background.jpg
Cтратегия — это описание нашего замысла, какой бизнес мы хотим создать, кем мы хотим быть в будущем, и описание пути движения к этому будущему. Это, скажем так, способ, это то, чем акционеры, чем владельцы бизнеса доносят свой замысел, свою идею до персонала, до инвесторов, до клиентов, поставщиков, до кого угодно. То есть это такая целостная картинка.
golikov.png
Демид Голиков