Бизнес на разведении диких животных в Иркутской области

Глава крестьянско-фермерского хозяйства в деревне Килим Тулунского района Юрий Тюков не только выращивает хлеб, занимается селекцией крупного рогатого скота, но еще разводит пчел, форель, яков, кабанов и маралов. Ухаживает за садом и ремонтирует школы. Благодаря ему построен единственный в районе православный храм, а летом откроется первый крытый сельскохозяйственный рынок.

Диковинка на каждом шагу

Побывать в хозяйстве Юрия Тюкова – все равно что посетить зоосад. Такого разнообразия животных вряд ли можно увидеть еще у кого-то из фермеров. Экскурсия начинается с лошадиного загона. Лошадки у Юрия Юрьевича особые.

– Это владимирские тяжеловозы, – объясняет он. – Развожу их уже лет десять. Каждый год добавляю новых. Сейчас табун в 250 голов. Хочу еще разводить советских тяжеловозов. Одного пока привез из Красноярска. Он повыше этих и большей массы.

Хотя куда, кажется, выше? Огромные статные красавцы вызывают настоящий восторг. Под гладкой холеной шкурой играют мощные мускулы. Оттенок масти – от золотистого до темно-вишневого. Длинные гривы и хвосты, толстые ноги, «обутые» густо поросшей шерстью, массивный корпус, выразительная слегка горбоносая голова на крепкой шее… Такие кони под стать только русским богатырям вроде Ильи Муромца!

В соседнем загоне прогуливается крупный рогатый скот. Тоже необычайно колоритный и тучный.

– Какая-то интересная у вас порода коров. Голова белая, а туловище полностью черное или рыжее. Кто это? – интересуемся у хозяина.

– Порода необычная. Килимская называется. Я уже несколько лет скрещиваю герефордов с телками черно-пестрой породы. Герефорды – мясная порода. Черно-пестрая – молочная. У меня их уже полтысячи. Мои трехлетки по телосложению похожи на герефордов – крупные, могучие и молока дают много: утром и вечером по 10-литровому ведру! Полугодовалые «малыши» весят под 200 кг! А то, что окрас такой интересный получается, так это даже лучше – не перепутаешь с чужим скотом.

Рядом с «килимцами» пасутся буренки породы казахской белоголовой и яки. Они появились у фермера четыре года назад. Возле длинношерстных огромных мамаш неторопливо жуют сено такие же «шерстяные» малыши.

– Эти уже в Килиме на свет появились, – растолковывает Юрий Юрьевич. – Каждый год не меньше пяти рождается. Взрослых пока 25 голов. Прижились отлично. И ухода требуют минимального.

– Мясо-то ячье пробовали?

– Еще не забивал. Вот открою летом рынок в Тулуне, там можно будет все купить. И молоко, и сливки со сметаной, и говядину со свининой, и мясо яков, и даже изюбрятину с кабанятиной.

– А это где возьмете? На охоте будете добывать?

– Зачем на охоте? – усмехается Тюков. – Со своей фермы возьму.

Следующая остановка – загон для маралов. Они у Юрия Юрьевича совсем недавно. Всего пару месяцев назад он привез с Алтая полтора десятка маралух.

– Привезли уже огуленных, весной ждем первый приплод. Хочу обустроить маралью ферму голов на пятьсот. Панты резать, мясо, молоко получать, – рассказывает о планах новоявленный заводчик. – Говорят, самое вкусное молоко – изюбриное, вот попробую и узнаю, правда это или нет.

Стайка коричнево-серых оленей чутко следит за нашим приближением. Глаза черные, влажные, огромные. Нервно вздрагивают ноздри. Уши нацелены, как радары. Один неосторожный шаг – и они стремительно убегают в другую сторону вольера.

– Конечно, еще не совсем освоились, но уже стали поспокойнее, – объясняет фермер. – К лету обустрою им загон побольше, чтоб и река была, и леса вдоволь. Хочу еще штук сто купить. Со временем все станут ручными. А хотите прямо сейчас марала погладить?

Какой же городской житель откажется от такого предложения? Спешим в соседний отсек.

– Маня, Манечка, смотри, кого я тебе привел, – ласково зовет кого-то «экскурсовод».

Из-за березы осторожно выглядывает остроносая любопытная мордочка полуторагодовалой маралухи. Озноб пробегает по холеной замшевой коже. На напряженных стройных ножках вздуваются и опадают бугорки мышц. Маралуха вскидывает взгляд и, смешно растопырив на маленькой грациозной головке уши, в упор смотрит на нас. Постояв в раздумье несколько секунд, подбегает к хозяину. Ластится, трется о плечо, подрагивая от возбуждения коротким хвостом, подставляет под руки гладкие бока и длинную изящную шею.

– Красавица моя! – нежит животное фермер. – Она тоже скоро мамой станет. Месяца через два олененка принесет. Ну, чего стоите, как не живые? Гладьте сколько хотите!

Маня снисходительно разрешает прикоснуться к себе и нам. Тычет в руки мокрым кожаным черным носом и, не получив угощения, мгновенно теряет интерес. Разве может быть знакомство без подарка?

Идиллию прерывает пронзительный поросячий визг. Чего-то не поделившие молодые кабанята затевают поединок. Рядом с дикими свиньями носятся домашние хрюшки – тоже не совсем обычные – покрытые густой кудрявой шерстью.

– Это венгерская мангалица. Знаете откуда она у меня? В вашей «Областной» газете об этой породе прочитал. Тут же помчался в Осинский район и купил десяток. Два года у меня живут. Замечательные свиньи – теплой стайки им не требуется, корм сами копытят, а мясо – просто пальчики оближешь! Скрестил мангалицу с кабанами – опять свою породу получил!

Переполненные впечатлениями въезжаем во двор дома. К остановившейся машине со всех ног несутся собаки и… лосенок. Отпихивая щенков, трогательно ласкается – кладет на плечи широкую морду с отвисшей нижней губой, нежно пощипывает хозяина за щеку.

– Хлебца хочешь, Яшка? Погоди немного, сейчас вынесу.

Смешной, неуклюжий Яшка охотно ластится и к нам. Осторожно берет крепко посоленный черный хлеб, фыркает и трясет головой, требуя добавки.

Перед тем, как переступить порог дома, осматриваем медвежий вольер. Пустой – медвежата спят в импровизированных берлогах под землей. Пара косолапых, рассказывает Юрий Юрьевич, появилась у него прошлым летом – пригрел осиротевших малышей. Что делать с ними дальше – пока не придумал, но решил подержать у себя – места много, на всех хватит.

Этапы становления

Гостеприимный дом Тюковых никогда не пустует. Любого здесь приветят и обогреют. Супруга фермера Ольга Михайловна щедро угощает домашней колбасой, соленьями и вареньем, приготовленным из ягод килимского сада. Там, говорит, чего только не растет: и смородина, и вишня с облепихой, а клубники – хоть ведрами черпай. Все деревенские ребятишки, как только ягода поспевать начинает, в саду днями пропадают.

Юрий Юрьевич рассказывает, что фермером стал в 1998 году. До этого работал штатным охотником и лесником в Тулунском зверопромхозе. Еще когда был колхоз, попросил в хозяйстве 15 га земли – растить корм для лошадей. До этого в лесу распахивал маленькие полянки, засевал овсом…

Ольга окончила Тулунское педагогическое училище и по распределению должна была работать в соседнем селе Будагово.

– Но мы туда не поехали, мужа от земли было не оторвать, – объясняет она.

– Вы на тот момент уже знакомы были?

– Чего знакомиться-то? Мы же из одной деревни, росли вместе, жили на соседних улицах… Юра пришел из армии, поженились. Троих детей на ноги подняли. Дочь по моим стопам пошла – учительницей в соседнем Будагово работает. А сыновья, как и отец, фермерами стали. Мы же всегда держали большое хозяйство: с десяток поросят, две-три коровы, телят, растили бычков…

– Поначалу, как организовали крестьянско-фермерское хозяйство, конечно, трудновато приходилось, – вспоминает глава семьи. – В колхозе на нас смотрели с неодобрением – мол, частники… Взял 50 га паевой земли. Своей техники не было. Договаривался с бригадиром, брал по ночам бороны, распахивал землю. Старенький поломанный трактор купил в Тулуне, собственноручно его перебрал, отремонтировал… Решил заняться растениеводством. Растил овес и овощи: картофель, капусту, морковь… Карабкался изо всех сил… В 2000-м колхоз развалился. Мне предлагали по дешевке технику и скот, но я не согласился. Не хотел, чтобы люди потом говорили, будто забрал колхозное себе. Позже, когда появились деньги, стал понемногу покупать скотину.

– Урожай получаете хороший?

– Не жалуемся, меньше 25 центнеров с гектара не берем. Под посевы у нас сегодня занято 2,3 тыс. га. У младшего сына – 830 га, у старшего – 1,5 тыс. Они у нас теперь фермеры, оба сельхозтехникум окончили, а я у них – управляющий. Не простой – заслуженный. Недавно получил документ о присвоении звания «Заслуженный работник сельского хозяйства»! Ольга – в бухгалтеры переквалифицировалась, после того, как с должности директора школы на пенсию ушла. Садим зерновые, кормовых очень много, силосные начали садить. Второй год выращиваем элитные сорта овса и пшеницы. Сын в прошлом году получил грант по программе «Начинающий фермер». Купили опрыскиватель, три культиватора, в лизинг взяли трактора и «КАМаз». На свои средства достраиваем склад, сушилку, новую ферму построили на 500 голов, зернохранилище на 2 тыс. тонн зерна… К следующей посевной хотим брать в аренду невостребованные паи в Нижнеудинском районе. Планируем расшириться до 4 тыс. га – по 2 тыс. на каждое фермерское хозяйство.

– Все пустим под зерновые и корма, – подхватывает жена. – Раньше выращивали картофель и овощи, а нынче развели экзотическое животноводство, так пришлось отказаться от овощеводства. Хотя в огородах столько капусты наросло, что мы ею кормили всю живность. Для себя нарастили, а хватило всем.

На «всех» в Килиме хватает не только капусты. В хозяйстве Юрия Тюкова есть своя мельница и пекарня. Свежий хлеб он продает всего по 12 рублей. Молоком, сливками и мясом обеспечивает не только односельчан и соседние деревни – Умыган и Будагово, но и школы, кафе и Тулунский аграрный техникум. А еще на свои деньги строит дома для работников и делает ремонты в школах. Нынче благодаря ему в Будаговской средней школе впервые с момента ее открытия появился теплый туалет и постоянное водоснабжение, а в Килимской – пластиковые окна. Уличное освещение в трех деревнях – тоже заслуга Тюкова, как и единственный в Тулунском районе храм, названный в честь покровителя земледельцев именем Георгия Победоносца.

Победный парад

В начальной малокомплектной школе Килима – небольшой музей. Его организовала Ольга Михайловна, когда работала учителем. В небольшом помещении собраны предметы нехитрого деревенского быта: старинные прялки, бороны, ступы, утюги, керосинки и печная чугунная плита 1829 года, которую, видно, привезли с собой переселенцы из Белоруссии.

– Это мы нашли останки самолета, – показывает она проржавевшие запасные части. – В 25 км от нашей деревни в войну разбился самолет, их тогда перегоняли с Аляски на Западный фронт. Установили на месте крушения памятную доску погибшим военным летчикам, теперь над памятником взяли шефство ученики Килимской и Умыганской школ – члены поискового отряда «Эхо прошлого». В 2006-м открыли в деревне обелиск с именами всех килимских участников войны. Рядом разместили огромную памятную панель с портретами односельчан, ковавших победу. Едва ли не в каждой семье килимчан были родственники, которые не вернулись с фронта или ушли из жизни от полученных на передовой боевых ранений. Стараемся воспитывать своих ребят в духе патриотизма.

А 70-летие Великой Победы в Килиме отметили по-настоящему грандиозно. Здесь состоялся самый настоящий моторизованный парад. Открывал колонну лэнд-лизовский «Виллис» 1942 года выпуска – специально восстановленный и поставленный на ход к юбилею Победы, следом двигались бронированные боевая машина пехоты, многоцелевой легкий бронированный тягач, раритетные «полуторки» с полевыми кухнями, легендарный военный мотоцикл М-72 и командирская «эмка». Замыкал шествие кавалерийский эскадрон. 30 всадников в военной форме лихо проскакали по центральной улице на радость многотысячным зрителям, приехавшим в Килим из соседних сел и деревень, Тулуна и Иркутска.

– Готовиться к празднику мы начали месяца за три, – рассказывает Ольга. – Не единожды переписывали сценарий. Заказывали и шили военную форму – настоящую, образца 40-х годов! На груди участников парада были настоящие ордена и медали – семейные реликвии отцов и дедов. Для «бессмертного» полка печатали фотографии ветеранов и участников Великой Отечественной войны.

– А технику где взяли?

– Так в деревне, – объясняет Юрий Юрьевич. – «Виллис» нашли в одном дворе, а грузовики, БТР и МТЛБ у меня в хозяйстве уже несколько лет. На списанных армейских машинах мы и пожары тушим, и лесополосы расчищаем – лучшей техники по таежному бездорожью еще не придумали. Саша несколько месяцев тренировал «кавалеристов» – лошади ведь не приучены были строем скакать. Каждое поселение готовило свой концертный номер. Благодаря мэру Михаилу Гильдебранту в празднике приняли участие многие организации Тулунского района, депутаты, прокуратура, МВД… После парада на центральной улице накрыли столы. В храме прошел молебен по погибшим и умершим от ран ветеранам, которые провел настоятель Покровского храма отец Валерий. А закончился молебен минутой молчания и салютом.

Первенец «Областной»

Уезжать из Килима не хотелось отчаянно. Словно догадавшись, Юрий Тюков предложил заглянуть на ферму. Оказалось – не зря. В одном из отсеков рожала корова. Молодая буренка не могла отелиться уже несколько часов. Бросив гостей, фермер кинулся за ветеринаром. Благо, неделю назад в Килиме появился дипломированный специалист с высшим образованием. Едва показавшиеся ножки теленка ветеринар несколько раз обвязала веревкой, заставляя работников фермы тянуть что есть силы. Мгновение – и наружу вылетел крупный черненький малыш.

– Живой? – выдохнул хозяин.

– А то как же! – довольно рассмеялась молодой специалист. – Бычок, да какой крупный. Немудрено, что мамаша с ним намучилась.

– А как вы его назовете? – бесцеремонно встреваем мы в разговор.

– Была бы телочка, назвал бы Областная, в честь вашей газеты, а пацана придется Областным называть. Хоть имечко и не круглое, зато точно богатырем вырастет!

Напоследок расспрашиваем о ближайших планах:

– Ну все у вас получилось: и хозяйство крепкое, и дети-внуки рядом, и живете все дружно. Есть ли еще что-нибудь, о чем мечтаете?

– Виноград вот задумал разводить. Две теплицы саженцами засадил. Поглядим весной, что получится. Рыбу в озере развел: карпов, форель, сазанов, пелядь… Домик рыбацкий возле озера построил. Оформил в аренду 5 га земли. Хочу туристический бизнес развивать. В лесу сделаем гостиничный комплекс – катание на конях, квадрациклах, рыбалка, грибы-ягоды. Возле каждого дома – песчаный пляж. Потребуется – привезем молока, сливок, мяса. А кто захочет коров подоить – пожалуйста, на ферму.

– Не далеко сюда к вам из Иркутска ездить?

– А мы места отдыха в первую очередь для своих тулунчан обустраиваем, – объясняет фермер. – Не каждый может себе позволить на Байкал летом с семьей скататься. А тут 30 км от райцентра – и настоящий рай.

– Не боитесь, что «рай» вскоре в помойку превратится?

– Ничуть. Мне озеро это от ломья расчищать люди помогали. Человек сто приехали. И деревенские, и из города. Как они теперь пакостить будут, если сами все убирали?! Без поддержки людей у меня бы ничего не получилось, я же не на необитаемом острове живу. А всем миром много чего придумать можно.

Опубликовано Общественно-политическая газета «Областная» (Иркутск)

background.jpg
Каждая идея, каждая бизнес-модель имеет свой жизненный цикл. В какой-то момент все начинают делать одно и то же, и владельцы компании понимают, что конкуренция стала очень плотной, рентабельность как-то начинает беспокоить.. Этот момент, как только мысль пришла, - означает, что компания готова начать стратегическое планирование. Уже заработаны ресурсы, еще сильны позиции, но уже можно начинать развивать новую идею, делать что-то другое, чтобы занять, первым прийти на более свободное и более выгодное место на рынке. Хорошо бы начать пересмотр стратегии в тот момент, когда текущая бизнес-модель только-только начала устаревать.
Зоя Стрелкова
strelkova.png
background.jpg
Cтратегия — это описание нашего замысла, какой бизнес мы хотим создать, кем мы хотим быть в будущем, и описание пути движения к этому будущему. Это, скажем так, способ, это то, чем акционеры, чем владельцы бизнеса доносят свой замысел, свою идею до персонала, до инвесторов, до клиентов, поставщиков, до кого угодно. То есть это такая целостная картинка.
golikov.png
Демид Голиков